Заседание Совета Центра

29 января 2015 года состоялось заседание Совета НИЭЦ «Наука и Слово» с обсуждением итогов участия Центра в работе ХХIII Международных Рождественских образовательных чтений, проходивших в Москве 21-23

Новое издание Центра

В январе 2015 года вышла монография О.В. Розиной «Православная культура в школе: формирование и развитие профессиональных компетенций педагога».

Уникальная разработка Центра

Представляем УНИКАЛЬНЫЙ учебно-методический комплект по православной культуре «Мультимедийный конструктор по Основам православной культуры» протоиерея Владимира Янгичера.

Воспитание чувства правды

Сурова Л.В., член Союза писателей России, бакалавр богословия
Воспитание чувства правды
Задачи педагогики меняются со временем. В иные, критические ли, судьбоносные ли периоды истории общественные идеалы так быстро трансформируются, а то и просто замещаются одни другими, что школа, стремясь поспеть за этим маршем, невольно срывается со своих корней, и, оторвавшись от традиционной для себя системы ценностей, как бы «зависает» в сегодняшнем дне, начинает «веровать» в него как в единственное откровение. Желая как можно лучше подготовить детей для этой, еще не обретшей устойчивых социальных, культурных и нравственных форм жизни, грянувшей как рок-гром, наша школа вошла сегодня в режим примитивного плюрализма, а проще - относительных истин. И неожиданно для всех самым неудобным понятием для педагогики нового тысячелетия оказалось понятие «правды». Да, да, «правда» как непоколебимая объективная реальность, как структурный закон жизни и внешней и внутренней и как знание об этой жизни – сама возможность правды вдруг оказалась под вопросом.
Гуманитарный цикл в наших школах «разрыхлился» и разросся во множество частных, ненеобходимых для детей предметов, как-то сама собой «правда» заменилась в речах учителей на «точку зрения». Цикл естественных и точных наук оказался так сокращен и лишен практической и экспериментальной своей базы, что объективная реальность с ее физической правдой детям стала представляться как некая сумма частных случаев в той или иной области. Системное обучение, которому поколения россиян обязаны были своими стройными знаниями и самой способностью мыслить, как-то ушло из школы, перестало быть задачей образования. Результат ли это реформы школы, или ее побочное, непредполагаемое действие - сказать трудно, но одно ясно: в головах школьников начал царить хаос или попросту смесь из разновеликих и разнозначимых фактов.
Грустный пример. Летний лагерь, беседы со старшеклассниками, словесная игра. Загадываю всемирно известную личность, дети должны задавать вопросы, на которые я могу ответить только - «да» или «нет», или «отчасти». И так шаг за шагом они должны отгадать, кого же я задумала. Сидим у костра, все располагает к вечерним разговорам, размышлениям.
И что же! Почти все знали, что у Петра Первого был 37, а может быть, 36 размер ноги, но о его государственных делах и трудах, о науках, о Полтавской битве никто не вспомнил, не говоря уже о датах основания Петербурга. С датами вообще проблема, Иван Грозный «воюет» у нас с декабристами, польское нашествие оказывается после французского, в общем, «почто мятутся народы». Но главное, сам процесс задавания вопроса для большинства ребят был очень труден, а уж найти поступательными вопросами время жизни, область деятельности, чем обычно и прославляются люди – почти невозможно. Все время приходилось не просто помогать, а буквально «тащить на прицепе». Умеют ли думать? Учили ли их хоть как-то сопоставлять факты, события? Они знают какие-то мелочи, частности, которые не характеризуют великую личность, и даже понимая это, сдвинуться с мертвой точки не могут.
Заинтересовалась, чем же заполнены уроки? Курьезами. Частности, интересненькие случаи, исключения сегодня признаны за необходимое содержание образования и наполнили собой учебники истории, географии, биологии и пр. Формы развивающего обучения стали тяготеть к анекдотам, а выражаясь языком современного школьника - к «приколам».
А как же правда жизни?! Наблюдения по географии, а дневник погоды, природы? А проращивание зерна, а школьный уголок зверей? А лакмусовая бумажка? А лабораторные по химии, физике, а как молния проскакивает между крутящимися колесами, это еще Циолковский показывал своим ученикам как учебный прибор? Ни-че-го. Ребята честно незакомплексованно отвечают – нет, не знаем, не видели никогда, не слышали об этом.
А правда слова?! Правда факта, истории, письменных свидетельств культуры?! «Что такое правда? - был вялый ответ - это вещь относительная…». Тут все вдруг оказались единодушными. Но все-таки игра продолжалась, что-то их привлекало или просто было нечего делать. Так или иначе, то один, то другой хотели загадать великую личность – а теперь я! а теперь я загадываю! И загадывали, но как оказывалось, ничего о ней и сами не знали. Другие же «бились» с вопросами, им удавалось только повторить уже заданный, разработанный ранее вопрос, новый в их устах не рождался, он даже не застревал в горле, а как-то бессловесно «стоял» в глазах. Иногда интуитивно удавалось его так сказать «вынуть из недр», озвучить, но не всегда. «Итак, мы заблудились от пути истины, и свет правды не светил нам, и солнце не озаряло нас» (Прем.5:6) «И суд отступил назад, и правда стала вдали, ибо истина преткнулась на площади, и честность не может войти. И не стало истины, и удаляющийся от зла подвергается оскорблению» (Ис.59:14-15). «Как сделалась блудницей верная столица, исполненная правосудия! Правда обитала в ней, а теперь – убийцы» (Ис.1:21).
Надо сказать - это были очень хорошие, нелживые дети, они сами удивлялись, что ничего не знают и ничего не понимают, но сделать ничего не могли. Бессловесие вот как можно было бы охарактеризовать их состояние. Бессловесие при бесконечном пустоговорении. Бессловесие, потому что настоящее слово значимо, глубоко и сопряжено с правдой. Оно откровение человеку о нем самом, о мире, о жизни, о Боге. И это слово правды, его зерно, человек носит в себе с детства, это - совесть. Совесть живет в нас помимо воли, пока ее, как неудобную речку не начнут забрасывать битым кирпичом риторики, краснобайства и другими строительными отходами «перестройки умов». И школа в воспитании совести, а точнее поддержании в человеке этого чувства правды играла во все времена огромную роль. Даже ничего не говоря о Боге, школа держала рубежи, охраняла границы чести, и малая школьная правда – все была правда, малое слово – все слово, начало духа.
Сегодня смотреть на детство и отрочество и трудно, и страшно. Порой кажется, что, заботясь о бесконечном множестве частных малых нужд, самое главное ускользает из воспитания, ускользает то сущностное слово, та необходимая правда понимания жизненных процессов и явлений, которая и дает нам возможность осмыслить свои действия и чувства, и не с этого ли начинается настоящая свобода личности? «Правды, правды ищи, дабы ты был жив и овладел землею, которую Господь, Бог твой, дает тебе» (Втор.16:20). 340 раз слово «правда» с однокоренными словами упоминается в Библии (1). Прежде всего, в самом имени Божием – «благословляйте Господа правды и превозносите Царя веков» (Тов.13:6); «Когда я взываю, услышь меня, Боже правды моей!» (Пс.4:2); «…ибо Господь есть Бог правды: блаженны все уповающие на Него» (Ис.30:18); «…воздвиг от Востока мужа правды» (Ис.41:2). А сколько этих образов в богослужебных, литургических текстах! Первым вспоминается, всем известное «Тебе кланятися, Солнце Правды и Тебе ведети с высоты востока» (Тропарь Рождества Христова).
И Бог Правды дал намоткровение правды, как свой закон.
«Я Господь, изрекающий правду, открывающий истину» (Ис.45:19). «Явил Господь спасение Свое, открыл пред очами народов правду Свою» (Пс.97:2). «Бог Святый явит святость Свою в правде» (Ис.5:16); «правда и суд – основание престола Его» (Пс.96:2); «десница Твоя полна правды» (Пс.47:11). «Правда откровений Твоих вечна: вразуми меня, и буду жить» (Пс.118:144).
В Библии многократно повторяется, неуклонно свидетельствуется, что Господь заповедал нам правду как главное дело жизни, как путь. «Так говорит Господь: сохраняйте суд и делайте правду; ибо близко спасение Мое и откровение правды Моей» (Ис.56:1). «[Начало доброго пути – делать правду; это угоднее перед Богом, нежели приносить жертвы. Ищущий Господа найдет знание с правдой; истинно ищущие Его найдут мир.] Милосердием и правдою очищается грех, и страх Господень отводит от зла» (Притч.16:5-6).
Но сегодняшний человек встроен в структуру города, школы, класса. Он растет в несвободе заданных установок, этих параметров нашей цивилизации, это – контекст его жизни. Можно ли и самое главное – надо ли возвращать его к правде, к той божественной свободе, свободе чувствования, совести, мысли?
Серьезный вопрос. Но ответ прост: смотря на чьей мы стороне, в «какой команде» играем? «Не следуй за большинством на зло и не решай тяжбы, отступая по большинству от правды» (Исх.23:2).
Если хотим выжить здесь и теперь, заигрываем с этим миром, с его поглощением человека, втягиванием его в свою индустрию комфорта, потребительства и разврата, если принимаем «законы мира сего», – тогда действительно не стоит «табуретки ломать», свободу можно вполне заменить удовольствием, правду – выгодой. Но если Евангельский дух ощутим нами, и духовное сообщество Церкви действительно волнует, страшит нас, то не может душа не замирать от предвестий будущего Царства – царства живых и царства правды. «Впрочем мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда» (2 Петра 3:13). «Милость и истина сретятся, правда и мир облобызаются; истина возникнет из земли, и правда приникнет с небес; и Господь даст благо, и земля наша даст плод свой; правда пойдет пред Ним и поставит на путь стопы свои» (Пс.84:11-14). Не можем мы отречься от этого благовествования, нет, нет, не установки мира будем вживлять в человека, а его самого, как сосуд Божий сохранять: не человек для мира, но мир и жизнь – для человека Божия.
Думается, что у сегодняшней христианской педагогики все-таки есть задача развития в человеке чувства правды. Развитие и поддержание его, т.к. вообще-то оно соприродно самой душе человека. «Душою моей я стремился к Тебе ночью, и духом моим я буду искать Тебя во внутренности моей с раннего утра» (Ис.26:9). «Истаевают очи мои, ожидая спасения Твоего и слова правды Товей» (Пс.118:123)
Чувство правды – центр духовной личности. Это и – правда чувства, и правда факта, и правда мысли и слова человека.
Правда чувства будет отвращать от лживых проявлений лести, слащавости, голой ходульной идеологичности. Душа – чувствилище, как свидетельствовали святые Отцы. И физические, и душевные, внутренние наши чувства – наши слуги. Воспитание чувств – серьезная задача. «И будет препоясанием чресл Его правда, и препоясанием бедр Его – истина» (Ис.11:5). «Послушайте Меня, знающие правду, народ, у которого в сердце закон Мой!» (Ис.51:7)
Воспитание чувств ни в коем случае нельзя считать делом только эстетического воспитания. Как раз эстетическое, как развитие чувства прекрасного, переживание прекрасной формы, не должно быть ведущим (2). Для ребенка правда, то есть сущность, важнее формы, он ее чует и ищет повсюду. Ребенок от природы доверяет жизни, ожидание правды во всем и от всех – вот как можно было бы охарактеризовать пору детства. Но мир «воюет на правду». Духовного опыта противостояния у ребенка еще нет или мало, и, если не поддержать «его правду», оказываясь обманутым, он отрекается от голоса совести ради жизни и предает свое внутреннее сокровище.
Воспитание чувства правды – это, прежде всего, правдивое слово о жизни, которая ребенка окружает, не полнота правды, которую ребенку не снести, да и не всякому взрослому по силам. Но та мера правды, которая поясняла бы и уточняла окружающий ребенка мир, мир не столько его чувств, сколько предметов и явлений, действий и, конечно же, слов. Чувства зреют внутри, их не следует браться формировать. Воспитание чувств – это настройка тончайшего прибора – человеческой личности. Поясняйте окружающее, происходящее, рассматривайте природу, трудитесь вместе – и эта настройка, а вернее самонастройка будет происходить сама.
Нельзя не сказать только, что чем меньше ребенок видит плохого, тем лучше. А уж если довелось ему быть свидетелем какого-нибудь зла, пережить насмешку, издевку, неприязнь, страх…то, не надо с ним разбирать эти чувства, ни обидчика укорять и пояснять, почему он так сделал, ни его ответные чувства приводить к какому-то «допустимому уровню». Нет, в нашей практике мы видели, как для ребенка самого тяжела ноша чувств, и как только есть возможность уйти в какое-нибудь действие, он бросается в него с головой. Не обращайте его к его чувствам, не учите душу дышать, она это отродясь умеет. Быть рядом – это вовремя предложить какое-нибудь подходящее дело-действие. А чувства, если они захлестнули сердце, в процессе этого дела – сами придут в свою норму, только дайте время.
Правда факта. Что мы понимаем под этим? Чувство живого органического пространства с его живыми процессами и силами (3) и в противоположность ему – интуитивное чувствование лживого, поддельного, фальсифицированного. «Город правды, столица верная» (Ис.1:26). «О, если бы ты внимал заповедям Моим! Тогда мир твой был бы как река, и правда твоя – как волны морские» (Ис.48:18). Поясним.
Жизнь физическая полна не только предметов, но процессов, явлений. Они могут быть органическими, то есть естественными, свободными, соразмерными своей силе и направлению. Все природные и биологические явления таковы. Но жизнь составляют не только эти физические процессы и явления, даже следовало бы сказать – не столько они; жизнь, прежде всего встреча этих живых природных сил с творческой, эмоциональной и духовной силой человека. Органическая жизнь – это соответствие сил, действующих в среде, самому пространству действия, это естественное возникновение, развитие и завершение явлений, естественное течение процессов. Чувство органического целого – вот что такое правда факта. И оно естественно для человека, так как он сам – часть этого целого, но свободная, волевая его часть. «Благословенно дерево, чрез которое бывает правда!» (Прем.Сол.14:7)
Воля наша может созидать, а может и разрушать целое жизни, может растить, укреплять его, не нарушая живых процессов внутри этого божественного творения, а может и воевать с ним, как неразумное дитя воюет на мать. «Да будет воля твоя» – молим мы Творца, чувствуя в себе эту одновременно и созидательную и разрушительную силу, дарованную человеку – «или хощу или не хощу, спаси мя». Но, уповая на Творца, на откровение правды, сами должны готовить себя к ней.
Правда факта, чувство органического целого воспитывается, прежде всего, нахождением, восстановлением контекста действия. Любое явление должно быть рассматриваемо в контексте исторического, культурного и природного пространства – в связях всех действующих в этот момент времени сил. Оторванный от контекста факт не может быть осмыслен, и чем шире контекст, тем полнее может быть усмотрено значение того или иного явления, природы ли, культуры ли, общества. Процессы органические встречаются в нашем мире с явлениями механическими, живое с неживым, косным (4). Неживое, косное – это то, что не устремлено к единству с живым органическим целым, а преследует частные цели, рекламы ли, наживы, самоутверждения ли…Только контекст может выявить сущность, жизненность, органичность, или обнаружить искусственность, ложность, фальсификацию того или иного факта. Но что значит восстановить контекст явления? Это значит увидеть как можно больше окружающих его процессов и обнаружить его «аристотелевы причины». Нужно учить детей выявлять глубину и структуру всякого явления и процесса, искать истинный центр тяготения, и затем пытаться уловить связи, подобия, параллели и противодействия этого нового явления и уже знакомого, родного потока жизни, осмысленного личного частного и общественного опыта.
Чувство правды не есть что-то привносимое в существо человека. М. Цветаева говорила, что поэт – это душевно-художественный рефлекс. Так же и чувство правды есть рефлекс живого человеческого сердца, ума, всей памяти жизни, прожитой поколениями. Сегодня в нашем общественном и личном бытии происходит активное угнетение этого душевно-духовного рефлекса. Организация эмоций, фальсификация фактов истории и культуры, манипуляция сознанием человека стали почти нормой общественного бытия (5). Информационный натиск, недифференцированный поток усеченных, вырванных их контекста фактов, скорость подачи материала, наконец, отсутствие времени на реакцию – все подталкивает сегодня человека к легковерию и поверхностному восприятию, делает его послушным и легко управляемым, как заводная механическая игрушка.
Правда факта это чувствование живого и неживого, естественного и сфабрикованного, заданного с какой бы то ни было целью или рожденного. Но мы должны быть готовы к тому, что в противоположность чувству единства с этим живым органическим целым в человеке под воздействием среды может вырасти и желание стать механической частью заданного механического целого. Это будет и проще и удобней и выгодней. Поступиться надо будет только одним – правдой. Собственно об этой угрозе утраты чувства живого давно говорили пророчествующие писатели-фантасты всего мира (Бредбери, братья Стругацкие, Станислав Лэм и др.) Утрата чувства правды факта ведет к механистичности жизни, человек перестает отрицать зло и растит в себе потребительское отношение к миру и ко всему, что его наполняет, к самому бытию. «Лучше немногое с правдою, нежели множество прибытков с неправдою» (Притч.16:8).
Правда факта, дéла теснейшим образом сопряжена с правдой слова и мысли. Слово наше уже есть дело. Творческое начало личности, дух человека сплетены с миром. Нет природы, отделенной от нашего «Я». Органические процессы мира спаяны с внутренним миром раненого грехом человека. Ум, дух человека – творческие движители мира. Не к естественному бытию призван человек, а к вышеестественному, органичным для него является не следование природе, а следование Духу не за солнцем мира идем – за Солнцем Правды. Мысль и речь человека больше, чем что бы то ни было свидетельствуют о его внутреннем бытии. Душа движется, но куда? Правда мысли – это честный путь созерцания, сопряжения образов своей жизни, своих впечатлений, чувствований с силой высшей правды, которая открывается нам в опыте жизни. Как учить правде мысли?  Не учить краснобайству, риторике, эффектным оборотам речи. Не учить работать на публику, не учить нравиться ей, не учить говорить без понимания и без веры в то, что говоришь. Слово – свидетельство. «Не сотвори свидетельства ложна!» Но ложным наше слово является и тогда, когда оно не наше, не прочувствовано, не прожито, когда сказано по обязанности, формально. И конечно, вне правды пребывает всякое слово конъюнктуры - «чего изволите?». И здесь надо сказать, что развитие речи должно иметь целью не бойкость речи, а способность к внутреннему слуху. Не говорить, а слушать надо учить, слушать жизнь и слова Божии о ней. «Я Господь, изрекающий правду, открывающий истину» (Ис.45:19). «Мною клянусь: из уст Моих исходит правда, слово неизменное» (Ис.45:23).
Христианская педагогика должна учить детей противостоять лжи во всех ее формах. А что такое ложь? Это не выдумка - это слова мира, факты, преподнесенные под таким углом зрения, представленные в таком ракурсе, что видны только зло, эгоизм, разврат, хищничество. Ложь противоположна правде, один и тот же факт они освещают по-разному: правда являет высоту возможностей, ложь опутывает образами падений и представляет их единственным порядком мира. Не потому ли враг Божий назван «отцом лжи». Ложь – частность, раздутая до размеров всеобщего закона. Но большая ложь начинается с малой, с искажений, фальсификации, неверных акцентов и пр. Надо научиться выявлять их и научить этому детей. И опять первое средство – восстановление контекста: где, когда, по какому поводу было сказано то или иное слово, есть ли цель у этого высказывания, какова его бытовая или психологическая направленность? Кому оно может быть выгодно? Свободно ли оно от оков личных пристрастий и каковы они?
Помилуйте! Так вы и от литературы ничего не оставите! Не все ПРАВДА и в литературе. Изящная форма литературных поделок, особенно нынешняя, технологичный «гламур», одновременно и щекочущий нервы, и утешающий глянцем, вполне совместим с ложью. С теми силами и образами тления, которые стремятся поглотить жизнь и временами совсем, кажется, покрывают ее своими темными водами.
Человеческое слово правды – это не бытовое слово, конечно, а в первую очередь, слово искусства: поэзии, литературы, музыки, театра, кино. Это наши музы-ангелы, посланные служить нам. От них, «вторых светов» (6) ждем ясности, на их положительных образах учимся жить, чувствовать, вдохновляемся действовать, и готовим себя к восприятию Высшей правды. И тут педагогика, ставящая перед собой духовные задачи, должна дать детям встречу с подлинным искусством, с высотами творческого человеческого духа. Не тематическая, не пластическая выборка нужна, а духовно-художественная, то, что высокая культура сохранила под названием – откровение классики. Встреча с подлинным всегда неожиданна новой высокой правдой о жизни, и только подлинное воспитывает вкус. А вкус дает силу сопротивления пошлости. «О пошлость, ты не подлость, а лишь уют ума». Эти строки Бэлы Ахмадуллиной, сказанные 30 лет назад, сегодня взывают к нам, сдавшим, кажется, все возможные высоты и рубежи, достигнутые русским и советским искусством. Неужели окончательно победила нас, по словам Валерия Гаврилина, «обывательская идеология с ее приобретательским фетишизмом, фетишизмом вещей, фетишизмом личного мирка»! «Ведь ужас этих качеств в том, - продолжает он, - что они «разобщают» общество, лишают его общих идейных установок, общности духовной, ибо вещи, которые являются главным интересом в жизни обывателя, не рождают идей, не рождают культуры, ибо по сути своей требуют разъединения людей, рождают завистливость и заставляют действовать в ущерб целой массе других членов общества». Только не прикормленная государственным зерном птица поэзии еще посвистывает то тут, то там, перепрыгивая с одного шеста на другой, да кто поймет ее сегодняшние страшные песни…
И в заключении хочется сказать о духовном единстве правды, внутреннем единстве всех ее проявлений и форм. Одно питает другое. Но слово, конечно, имеет преимущественное значение, и потому чтение приводит в волнение все силы души. Но куда двинем их, за кем направим? Духовная правда в подлинном искусстве создает высокий эмоциональный тонус, но не порабощает наших чувств и главное нашей воли, сознания. Мы видим правду не только данной предложенной нам ситуации, но и большую правду жизни, не правду факта, ограниченную реальностью, а правду как некую высшую возможность и тягу нашего сердца. Раздвигая границы чувств, мыслей, делясь богатством ощущений, настоящее искусство в силу самой своей природы охраняет, защищает нас от пошлого, увлекает в глубины жизни, где дух сопрягается с волей и чувством – «блаженны алчущие и жаждущие правды». «Крепко держал я правду мою и не отпущу ее; не укорит меня сердце мое во все дни мои» (Иов.27:6).
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
1. Ссылки даем по синодальному переводу Библии. Хотя псалмы и отрывки из книг Пророков, которые часто читают как паремии, можно было бы дать по-славянски.
2. Чрезвычайно интересным нам представляется взгляд на эстетическое митрополита Антония Сурожского (Блюма). См. Доклад А. Пайман. «Владыка Антоний, митрополит Сурожский. Анализ подхода к литературному произведению», прочитанный на конференции, посвященной памяти Владыки, 30 сентября 2007 г. в Библиотеке Русского зарубежья (Москва).
3. Интересной здесь может быть прекрасная работа русского религиозного философа Н.О.Лосского « Мир как органическое целое» / В кн. Избранное. М.1991.
4. Как здесь вспоминаются рассуждения о косной и живой материи академика В.И. Вернадского. Ища признаки живого и неживого, он почувствовал, что естественная среда находит свое разрешение и исполнение в ноосфере - освещенном человеческим разумом пространстве его воли и духа. См. Вернадский В.И. «О косной и живой материи», «Размышления натуралиста» и пр.
5. См. Кара-Мурза С.Г.Манипуляция сознанием. М.: Алгоритм-книга,2000 (Необходим именно это, первое издание, т.к. последующие «переработки» есть продукты той самой «индустрии власти», которую так сокрушительно правдиво высветил автор).
6. «Вторыми светами» названы ангелы в Каноне Ангелам и Всем святым, Песнь7, первый тропарь
Духовное и культурное наследие Византии и Афона

23 января 2015 года в Красном зале Храма Христа Спасителя в рамках ХХIII Международных Рождественских образовательных чтений прошла конференция «Духовное и культурное наследие Византии и Афона в истор

Роль женщины в церконо-государственных отношениях

24 января 2015 г.

Святоотеческое воспитание детей и юношества

23 января 2015 года в Белом Зале Храма Христа Спасителя в рамках ХХIII Международных Рождественских образовательных чтений прошла конференция «Святоотеческое воспитание детей и юношества.

Обратная связь